Валютный рынок

Читать

Фондовый рынок

Читать

Финансы и инвестиции

Читать

Мировая экономика

Читать
Главная | Экономика | Мировая экономика | Японский опыт и реформирование банковской системы России
  • Полировка фар

    Бронирование и полировка фар по приемлимым ценам.

    autooptica.ru

Японский опыт и реформирование банковской системы России

Банк России

Глобальный финансовый кризис способствовал процессу консолидации банковской системы России. В период кризиса «крепко стояли на ногах» в основном государственные банки, имеющие чёткую отраслевую направленность.

После кризиса Банк России опубликовал «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2011 год и на период 2012 и 2013 годов», которые подверглись критике со стороны многих ведущих российских экономистов. Согласно этому документу, Банк России не отвечает за проведение эффективной ДКП и предполагает проводить реагирующую ДКП, которую будет корректировать, исходя из исполнения бюджета. Параллельно для преодоления последствий глобального финансового кризиса правительство РФ разработало пакет мер по фискальному стимулированию, а предполагаемые Банком России меры с ними не согласуются.

Что касается сценария макроэкономического развития российской экономики, то в этом разделе Банк России описывает внешние условия развития экономики России только с учётом одного параметра – среднегодовой цены на российскую нефть на мировом рынке. Это несколько напоминает кризисный менталитет японцев, которые уповали на экспортные цены на свои товары на основных рынках их потребления – в Китае, США и странах Евросоюза. К сожалению, Японии пришлось глубоко задуматься о стимулировании внутреннего спроса, что оказалось трудноразрешимой задачей для правительства Японии.

Банк России не рассчитывал возможные варианты функционирования рынка денег в России с учётом внешних факторов. Опыт 2009 г. показал, что мировой рынок капитала является для крупнейших российских промышленных предприятий и финансовых институтов важным источником финансирования. Повышение процентных ставок на ведущих торговых площадках окажет негативное воздействие на российские предприятия и финансовые институты. Здесь важно учитывать опыт Японии, которая уже в 2007 г. готовилась к наступлению экономических коллизий внутри страны из-за финансовых сложностей в экономике США.

Глобальный финансовый кризис спровоцировал падение экспортной выручки, отток из России иностранного капитала, падение курса рубля и нехватку инвалютной ликвидности. В течение активной фазы кризиса сокращение золотовалютных резервов России составило 210 млрд. долларов. Банк России создал дополнительную ликвидность, которую российские коммерческие банки использовали для покупки валюты, что создало противоречия между задачами ДКП – поддержкой курса рубля и увеличением ликвидности.

После девальвации рубля с марта 2009 г. Банк России проводит курс на его укрепление, что является не совсем целесообразным, так как требуется поддержка национальным производителям и создание новых рабочих мест. В этом плане особенно характерен японский пример, так как выше указывалось, что экономика Японии является экспортно-ориентированной. Внезапное и резкое повышение иены по отношению к доллару США за последний год привело к ухудшению положения многих японских экспортёров. Одной из главных задач ДКП стало понижение курса иены. Однако для Банка Японии и это оказалась не такая простая задача. Текущий курс иены составляет 83.16 иен за один доллар США1. Как утверждает старший аналитик по рынкам Юми Нисимура из "Daiwa Securities Capital Markets”, рынок выработал иммунитет к более сильной иене, но можно будет делать зарубку, если доллар будет продаваться дешевле 81 иены.

В Банковской системе России существует много проблем, но главными из них являются: низкая транспарентность деятельности российских банков, неэффективное управление рисками, во многом спекулятивный и краткосрочный характер кредитных операций, острый дефицит долгосрочных ресурсов, низкий уровень современных банковских технологий, недостаточная профессиональная квалификация персонала и сильная зависимость хозяйственной стратегии банка от интересов учредителей и крупных корпоративных клиентов. Кроме того, в России действует много карликовых банков по объёму активов и по объёму операций.

В 2009 г. в России существовало 200 крупнейших банков. В реестре российских банков насчитывалось 1220 банков. Из них действующих было 1100 банков. 200 крупнейших банков контролировали 94% совокупных активов. В этих банках было сосредоточено примерно 91% собственного капитала российских банков. На первую пятёрку банков приходилось 47% совокупных активов и 49% собственного капитала отечественных кредитных организаций. Слияния и поглощения в банковской сфере не так уж и плохи для национальной экономики. Пример Японии демонстрирует то, что для банковского сектора не всегда полезно иметь большое множество раздробленных финансовых институтов ради зачастую ненужной конкуренции. Слияния и создания банковских холдингов укрепляют банковскую систему страны и дают ей возможность выстоять перед натиском иностранных конкурентов. Именно эта причина побудила японские коммерческие банки объединять свои усилия и капиталы. Более того, процесс постоянных слияний и поглощений продолжается не только в банковском секторе Японии, но во многих других её отраслях. Это стало центральной корпоративной тенденцией в Японии после кризиса.

Российские коммерческие банки могли бы таким же образом объединять свои усилия, так как их капитальная база, опыт и технологии значительно уступают таковым у их иностранных конкурентов. История новейшего капитализма не дала российским банкам наработать значительный опыт по сравнению со своими западными или японскими коллегами. Это касается и подходов к бизнесу, и клиентского сервиса, и деловой культуры.

Японцы поставили одной из своих главных целей экономическую экспансию вовне. Вполне можно предположить, что подобные планы вынашивают и западные конкуренты российской банковской системы. Россия, как и Китай, представляет собой ёмкий рынок сбыта не только товаров, но и услуг. Многие ниши до сих пор остаются полупустыми. Например, страхование населения. Вполне может случиться так, что свои усилия в борьбе за российский рынок объединят сами японские банкиры.

В период начала глобального финансового кризиса основным источником роста ведущих российских банков были средства Банка России, которые он предоставлял в рамках различных механизмов рефинансирования, и правительства РФ (рефинансирование внешнего долга, субординированные кредиты и выкуп ипотечных кредитов).

Деятельность российских коммерческих банков оторвана от реальных потребностей отечественной экономики. Они не предоставляют российским крупным, а также мелким и средним предприятиям доступ к долгосрочным и «дешёвым» кредитам из-за архаичных процедур кредитования и оценки кредитных рисков. Банки ограничивают кредиты, что приводит к сжатию совокупного спроса в экономике. Это усугубляет сложное экономическое положение в стране. Японские банки также не стремятся проводить кредитную экспансию, помня о «потерянном десятилетии» и затяжном банковском кризисе. В итоге Япония никак не может добиться каких-либо успешных результатов в стимулировании внутреннего спроса и увеличении объёмов производства, всё больше скатываясь в дефляционную спираль.

Однако японские коммерческие банки увидели другую возможность оказать помощь экономике своей страны и национальным компаниям. Они активно инвестируют в страны, которые являются или могут стать потребителями японского оборудования и японских товаров. Многочисленные инвестиционные фонды за пределами Японии и совместные предприятия направляют свои усилия на активизацию деятельности японских компаний в развивающихся странах, где они могут получить либо контракт на крупный инфраструктурный объект, либо на разработку полезных ископаемых.

Недостаточная капитализация не даёт большинству российских банков финансировать крупнейшие российские компании. Нерациональная политика процентных ставок Банка России в сочетании с отсутствием ограничений на трансграничное движение капитала привела к «бесконтрольному росту российского внешнего корпоративного долга». В 2009 г. внешняя задолженность банковского и корпоративного секторов составляла около 40% ВВП России. Это привело к тому, что правительство России уже не могло проводить независимую денежно-кредитную политику, которая ориентирована исключительно на национальные интересы. Оно должно было руководствоваться и влиянием внешних факторов (приток и отток капитала, уровни процентных ставок на ведущих мировых торговых площадках и др.). По состоянию на 01.01.2011 г. внешняя задолженность банковского и корпоративного сектора России составила 84, 7 млрд. долларов. На 01.01.2009 г. эта цифра составляла 74, 1 млрд. долларов.

Новая «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 г.», одобренная Правительством РФ 18 марта 2011 г., не имеет чёткой стратегической цели, но указывает множество задач. Цели стратегии в общем и целом повторяют цели предыдущих программ.

Стратегия предусматривает внедрение интенсивной модели развития банковского сектора и повышение его международной конкурентоспособности. Одновременно в Стратегии зафиксирована цель поддержания устойчивых темпов экономического роста национальной экономики. Но эти цели противоречат друг другу в случае стран с формирующимися рынками, к которым относится Россия. Интенсивная модель развития банковского сектора предполагает трансформацию крупнейших российских банков в транснациональные, нацеленные на операции и оказание услуг за рубежом. Если же на первый план выходят цели развития национальной экономики, то в первую очередь работают над увеличением доступности банковских услуг для субъектов экономики, согласованным развитием всех сегментов финансового рынка, стимулированием равной конкуренции на рынке8.

В Стратегии не было указано, успешно ли реализовывались цели предыдущих программ подобного типа, и отсутствуют предложения по будущей валютной политике. Российский банковский сектор сильно пострадал из-за массового оттока иностранного капитала осенью 2008 года, в начале глобального финансового кризиса. Но Стратегия не содержит никаких мер по регулированию трансграничных потоков капитала. Во многих развитых странах эта сфера либерализована, но некоторые развивающиеся страны используют определённые ограничения для защиты национальных экономик.

В Стратегии, с одной стороны, как приоритетная рассматривается задача повышения «системной устойчивости», что относится к макроэкономическому уровню, а в дальнейшем в тексте уже есть переход к задаче «устойчивости банков» (микроэкономический уровень) как к главной. Наличие столь многих противоречий может в конечном итоге привести к тому, что ни одна из поставленных целей не будет достигнута.

На протяжении многих лет Банк России отказывается от формирования в нашей стране многоуровневой банковской системы, которая подразумевает сосуществование разных типов кредитных организаций, к которым применяются разные регулятивные требования. Банк России устанавливает единообразные требования ко всем кредитным организациям в России. Это положительный момент, так как приводит к повышению капитализации банков. Но в таком случае доступность банковского обслуживания и кредитования в регионах резко снижается, так как в России концентрация банковского капитала существует лишь в столичной зоне и крупных промышленных городах. Здесь автор считает уместным привести пример Японии как страны с трёхуровневой банковской системой. Её третьим уровнем являются многочисленные институты кредитной кооперации, которые позволяют получать финансирование средним и мелким субъектам в сельском хозяйстве, рыболовстве, лесном хозяйстве, строительстве и прочих отраслях Японии, которым изначально было трудно получить доступ к ограниченным ресурсам крупнейших городских и местных банков. Наличие подобного звена в банковской системе приводит к большей стабильности и устойчивости как экономики страны в целом, так и общества, так как такие кредитные организации в Японии кредитуют своих членов на взаимной основе и «держат на плаву» часть малого и среднего бизнеса, который, наравне с крупнейшими корпорациями, участвует в создании ВВП и платит налоги.

В новой «Стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2015 г.» не предусмотрены меры по предотвращению «надувания пузырей» цен на активы, что напрямую связано с контролем роста объёмов кредита банков. Для этого регулятор может поставить максимальное отношение объёма кредита к стоимости ипотек, допустимые соотношения между долгом и доходом заёмщика, прямые меры по ограничению кредита, резервные требования, налоги на кредиты, таргетирование объёмов кредитования определённых секторов экономики.

Однако в Стратегии указана одна из проблем российской банковской системы – высокий уровень «плохих кредитов». Решение данной проблемы переложено на плечи самих банков. Стратегия не предусматривает каких-либо действий со стороны надзорных органов РФ для урегулирования данной проблемы, так как нет бюджетных ресурсов для оказания помощи российским кредитным организациям. Как показывает японский опыт, это может обернуться не только системным кризисом банковской системы, но и затяжным экономическим кризисом, который вполне может дестабилизировать и социум в виду докризисного кредитного бума в России. Отказ и самоустранение российских надзорных органов от данного вопроса приводит к ухудшению проблемы «плохих долгов» коммерческих банков и к массовым банкротствам, которые сопровождают набеги вкладчиков.

Большие проблемы российских банков, связанные с низкой прибыльностью и слабой квалификацией персонала в какой-то мере перекликаются с темы проблемами, которые Япония решает на современном этапе. Главным звеном в возможных реформах банковского сектора России может и должно стать изменение корпоративной структуры и стиля управления. Важно также уделять большое внимание корпоративной культуре российских банковских институтов, которое отражается на качестве обслуживания клиентов. Вполне возможно, что российским банкам было бы неплохо перенять некоторые управленческие модели западных банков, как это сделала Япония в ходе структурных реформ. Подбор ключевых менеджеров не по принципу родства, знакомств и рекомендации, а с учётом их квалификаций, опыта и достижений мог бы повлиять на прибыльность банков и в корне изменить корпоративную культуру. Недостаточно просто вести форму для сотрудников банка. Необходим определённый формат мышления, который должен стать эталоном для всех сотрудников каждого отдельно взятого финансового института.

Можно также воспользоваться японским опытом введения новых информационных систем и технологий как работы самих финансовых институтов, так и обслуживания клиентов. Бесспорно, что расширение ассортимента услуг обеспечит увеличение прибыльности российских банков.

Большой проблемой для экономики России является отсутствие банков, кредитующих инновационные проекты. В 1999 г. специально для таких целей был создан Российский банк развития, который тоже не финансировал инновационную деятельность в России. В 2007 г. Счётная палата РФ провела проверку его деятельности и выдала отрицательное заключение. В 2007 г. был принят Федеральный закон «О банке развития» №82-ФЗ, согласно которому 100% акций Российского банка развития стали принадлежать государственной корпорации «Внешэкономбанк». Но ситуация не изменилась. Неплохо было бы брать пример с японских политических институтов, которые на протяжении всей истории Японии, начиная с периода высоких темпов экономического роста, способствовали развитию японской промышленности с акцентом на форсирование экспорта, которое было невозможно без инноваций и технологических обновлений и доработок. Специальные процентные ставки для кредитования приоритетных отраслей промышленности способствовали превращению Японии в передовую в технологическом отношении страну. Уже к концу 1980-х годов доля Японии в мировом экспорте высокотехнологичных товаров была равна 24%. Такой же показатель был у США. Японский пример показывает, что адресное и целенаправленное финансирование может сделать очень многое для изменения отраслевой структуры экономики России.

Плотность банковского обслуживания в России в среднем составляла в 2009 г. 30 точек на 100 тыс. населения. В России банковские подразделения распределены неравномерно. На 1 января 2009 г. в России функционировало почти 50% всех действующих кредитных организаций, в которых было сосредоточено 86% совокупных активов, 87% всех кредитов, депозитов и прочих размещённых средств и 85% всех привлечённых средств.

Здесь уместно привести пример Японии с её системой как городских, так и местных (региональных) коммерческих банков. Каждая группа банков, как уже указывалось, имеет свою клиентуру и свои проекты и задачи. Но японские вкладчики в регионах не остаются без обслуживания. В Японии существует даже две ассоциации местных банков. Более того, интересен японский опыт микрофинансовой кооперации, которая позволяет увеличить число и виды кредитных организаций и сделать кредитование различных видов малого и среднего бизнеса более доступным. В России также существует большое количество граждан и мелких хозяйств, для которых закрыт доступ к финансированию в крупнейших банках России. Создание кооперативов и даже в дальнейшем кооперативных банков будет способствовать развитию мелких и средних предприятий, что положительно скажется на социальной и политической обстановке в России. Это также обеспечит доступность кредитования для населения в удалённых регионах, где кредитные институты представлены не в таком разнообразии, как в Москве и Санкт-Петербурге.

Ещё одной проблемой российской банковской системы является коррупция и ненадлежащее исполнение своих обязанностей банковскими надзорными органами, первым из которых является Банк России. Нашумевшая история с афёрами банков, собственником которых являлся известный российский банкир Матвей Урин, очень ударила по репутации Центрального Банка РФ в настоящей ситуации. Вывод средств за рубеж и массовый обман вкладчиков, которым в дальнейшем выплачиваются государственные средства в качестве компенсации, показывают то, что Банк России со своими обязанностями справляется плохо. Глава ЦБ РФ убеждён, что банкиры технически способны «украсть активы банка очень быстро – за пару часов. И никакой надзор это предотвратить не может». Как утверждают сами чиновники, надзор может вовремя остановить незаконный перевод средств за границу, но он практически всегда опаздывает. Проверки также могут идти месяцами, но их результаты озвучиваются тогда, когда банк уже превращается в «пустышку», то есть его активы уже ушли в неизвестном направлении. Банк России открещивается от своего прямого назначения – банковского надзора. Выше приведённая цитата руководителя центрального банка России ясно показывает, что ЦБ расписывается в собственном бессилии.

Японский опыт показывает, что халатное отношение надзорных органов к положению в национальных коммерческих банках и невнимание к их проступкам приводит к постепенной разбалансировке всей национальной банковской системы. А банковский кризис, в свою очередь, может спровоцировать серьёзную и долгосрочную экономическую рецессию. Более того, коррупция и покрытие проступков, схожих с деловым поведением Матвея Урина, зачастую являются причинами банковских паник и набегов вкладчиков. Именно японская банковская система является общемировым примером того, что может произойти с национальными коммерческими банками при длительном сокрытии проблем и лояльном отношении к этому органов пруденциального надзора. В дальнейшем государственные расходы на решение данной проблемы многократно возрастут, превысив изначальные на предотвращение сложной ситуации.

Однако действия надзорных органов должны иметь разумные границы. Они не должны иметь политической окраски и служить средством недобросовестной конкуренции. 17 октября 2008 года было принято решение о передаче Национальному резервному банку (НРБ) полуразорившегося банка «Российский капитал». Крах крупного банка в кризисный период мог привести к эффекту домино и разбалансировке всей банковской системы страны. НРБ поручили провести санацию банка. С этой целью НРБ был выдан депозит ЦБ в размере 300 млн. долларов. Через год акционеры НРБ вернули эти средства ЦБ. Санация убыточного банка принесла убытки и самому НРБ в размере 1, 4 млрд. рублей. В дальнейшем НРБ заставили передать «Российский капитал» АСВ (Агентству страхования вкладов), а сам НРБ постоянно проверяют различные надзорные органы вплоть до пожарной инспекции.

Если обратиться к японскому опыту, то можно констатировать тот факт, что если японские коммерческие банки и получают государственные средства на санацию слабых и разоряющихся кредитных учреждений, то контроль и проверки сопровождают весь процесс санации от начала и до конца. Поэтому автор усматривает некую непоследовательность и нелогичность в действиях руководства Министерства финансов и Центрального банка, устранившихся от постоянного и кропотливого контроля за процессом санации.

Более того, коррупция на среднем уровне надзорных органов отпугивает иностранных инвесторов и снижает потенциальные возможности привлечения иностранного капитала в банковский сектор РФ, снижает конкуренцию внутри сектора в национальных масштабах, так как игроки извне не желают строить бизнес в полукриминальной обстановке и снижает доверие граждан к национальным коммерческим банкам. Это приводит к сужению депозитной базы и невозможности аккумулировать большие средства для инвестиций в национальную экономику.

Япония вначале 1990-х пережила тяжёлый и затяжной банковский кризис, который в дальнейшем вылился в почти десятилетнюю рецессию экономики. Именно пример Японии наглядно демонстрирует, во что обходится коррупция и халатность чиновников надзорных органов, которые контролируют национальный банковский сектор. Низкий уровень квалификации также губителен для нормального функционирования кредитной организации. Японская система пожизненного найма и административный контроль Банка Японии, который всегда был готов в дореформенный период предоставить средства коммерческому банку, испытывавшему затруднения, породили плеяду недобросовестных менеджеров японских коммерческих банков, которые усугубили сложную ситуацию в своих организациях. Именно подготовка и воспитание качественных и достойных специалистов позволят российским коммерческим банкам создавать конкурентоспособное предложение на российском и международных рынках и повышать качество клиентского обслуживания. Важно также уделять внимание обновлению технических систем, которыми оперируют банки и постоянно обновлять техническую базу оборудования и программ в соответствии с выше указанными целями. В России желательно наличие многоуровневой банковской системы, которая бы обслуживала потребности в заёмном капитале и банковском обслуживании не только в центральных городах РФ, но и в удалённых регионах, чему учит опыт японской банковской системы, в которой существуют кредитные организации, функционирующие на взаимной кооперативной основе. Следует учесть японский опыт формирования «мыльного пузыря» и кризиса в банковском секторе, допущенного по халатности надзорных органов и недобросовестности коммерческих банков Японии. В России нет должного отношения к данному аспекту современного функционирования многих банков, а японский опыт учит тому, что дестабилизация банковской системы может привести и к затяжному кризису в национальной экономике. В этом случае уже невозможно будет ставить перед крупнейшими коммерческими банками задачу превращения в транснациональные банки, нацеленные на зарубежные операции, так как в случае кризиса банкам придётся в первую очередь решать проблемы своих плохих активов и восстановления своей капитальной базы.

Читателей этой статьи также интересует:
  • Экономический рост
    Аналитики отмечают, что дальнейшее замедление роста китайской экономики станет тревожным сигналом для других экономик Азии

Источник: http://mir-politika.ru/
Добавить комментарий:
Имя:
E-mail: